29 ноября 2008 | Просмотров 2163 | Комментариев
ДД: актер - это "пластилин" c собственным мнением

"ЭКСПРЕСС К" от 21 января 2005 г.


ДД: актер - это "пластилин" c собственным мнением


 А. ШЕПЕЛЮК



Талантливый молодой актер Дильмурад Джамбакиев проснулся, фигурально выражаясь, знаменитым несколько неожиданно: он попал в больницу с сотрясением мозга и "закрытым переломом скуловой кости со смещением":


Напомним, что актер Государственного академического русского театра имени М. Лермонтова, сидевший в зале во время спектакля гастролирующего в Алматы Омского академического театра, сделал замечание неприлично громко разговаривающему по сотовому телефону "джентльмену". В антракте последний показал, как он относится к замечаниям в свой адрес...

Джамбакиев, занятый, как минимум, в десяти спектаклях театра ("Шум за сценой", "Королевские игры", "Уроки французского" и многие другие), еще и до этого неприятного происшествия был известен настоящим театралам. Яркий, интересный артист, умеющий надолго запомниться за короткое сценическое действие.

На официальном сайте театра имени Лермонтова существует, кроме всего прочего, еще и фан-клуб. Там, в "форуме", посетители сайта создали страничку под названием "Обворожительный Деде" (Деде - персонаж Дильмурада в "Уроках французского". - Авт.), которая содержит в себе огромное количество искренних, восхищенных обращений. От воодушевляющего ":Больше всего затронула актерская игра Дильмурада Джамбакиева. Спасибо, Дильмурад, благодаря тебе еще один человек полюбил театр" и "Дильмурад - замечательный, просто классный!" до загадочного ":А есть ли у него девушка?".

И вот ДД, как часто называют его между собой коллеги, сидит напротив меня в своей гримерке - доброжелательный и открытый. До начала "Шума за сценой", где он играет неуравновешенного Гарри Лежена, еще целый час.

- Скажите, а откуда появилось желание стать актером?

- Мой папа хорошо играл на уйгурском музыкальном инструменте дутаре и азербайджанском таре, но при этом был самоучкой. Он не знал даже нот. А еще он очень любил петь, и как-то его даже пригласили работать в Уйгурский театр музыкальной комедии. Правда, проработал он там что-то около двух-трех лет (пока не женился на маме). Мама моя - тоже творческий человек. Она всегда была массовиком-затейником в школе. У нее замечательный, красивый голос. Два моих старших брата и сестра получились великолепными пародистами. Если они начинают цитировать какие-то фразы из фильмов, все просто умирают от смеха, потому что получается это очень точно. Наверное, именно то, что я родился в такой семье, и способствовало тому, какую я в итоге выбрал профессию.

- Значит, вы вот так сразу решили, что станете актером и никем другим?

- С детства я, конечно, не мечтал о большой сцене: Вообще, мне всегда хотелось как-то выделиться, хотелось быть непохожим на всех остальных. Возможно, поэтому в 10-11-м классах я оказался настоящей школьной звездой. Все, что касалось каких-то выступлений, музыки и пародий, поручалось мне. А одноклассники в один голос говорили: "Дильмурад, только в театральный, только туда!". Но тогда я не воспринимал это всерьез. И только когда я с моим другом детства, а ныне тоже актером театра имени Лермонтова Виталиком Багрянцевым посмотрел экзамен его старшего брата Александра Багрянцева в Академии искусств имени Т. Жургенова, я вдруг ощутил что-то странное: Пришел домой - в голове туман. Документы уже отданы в юридический, одной ногой я уже практически там. Что делать? Подумал немного и, забрав документы, отнес их в театральный:

- А вы волновались, когда собирались попасть в театр имени Лермонтова?

- Если честно, особо и не надеялся. Мне сказали, что шансов у меня никаких. А когда Рубен Суренович Андриасян меня взял, это было настоящим счастьем.

- Какие из ваших спектаклей и ролей нравятся вам больше всего?

- Я стараюсь каждую свою роль сыграть так, чтобы прежде всего мне было приятно. Я стараюсь найти в ней что-то интересное, неожиданное. И, может быть, поэтому особо не выделяю какие-то конкретные свои роли или спектакли. Ну не знаю, может быть, все-таки "Уроки французского" и "Королевские игры".

- Что вам на сцене наиболее тяжело: например, вам легче заплакать или все-таки рассмеяться?

- Я все больше убеждаюсь, что актером нельзя стать, им надо родиться. А прирожденному актеру все это ничего не стоит. Тот же плач - это просто какая-то вера, какое-то направление мысли: Ты начинаешь совершенно неосознанно пробуждать в себе что-то такое, что провоцирует слезы. А я еще к тому же очень сентиментальный. Я могу смотреть спектакль и расплакаться. Недавно вот к нам Омский театр приезжал, они такие отличные спектакли привезли, так я со слезами на глазах из зала вышел.

- Мужчины же вроде бы не плачут:

- Что за ерунда? Слезы ведь, как мне кажется, своеобразное очищение души: Если все это в себе копить, сердце возьмет и остановится. Мужчина должен плакать, главное, конечно, чтобы не на плече женщины:

- Насколько глубоко актер должен войти в образ своего персонажа?

- Чем ближе к нужному образу, тем лучше: Важно только уметь бороться со своим персонажем и не дать ему стать тобой. Перейдешь тонкую грань - и окажешься в сумасшедшем доме. И потом в этом как раз таки и заключается профессионализм - сыграть достоверно, убедительно, но не слиться с героем в единое целое.

- Часто ли вам случается не соглашаться с режиссерским видением персонажа? Режиссер говорит - играй вот так, а вы видите образ совсем иначе:

- Я считаю, что актер хоть и "пластилин", но "пластилин", который имеет еще и свое собственное слово. Хорошо, когда режиссер умеет правильно выстроить задачу. Например, Рубен Суренович всегда очень точно объясняет, что необходимо делать. Ты знаешь, что именно от тебя требуется, и уже лучше понимаешь психологию этого персонажа, начинаешь представлять себе какой-то конкретный образ. Актер с режиссером просто обязаны быть в дуэте. А если в чем-то они не совпадают, мне кажется, режиссер для достижения своей цели, в принципе, может и обмануть актера. Он должен как-то незаметно для актера подвести его к тому, чтобы тот, ни о чем не догадываясь, исполнил роль именно так, как того хочет режиссер.

- Кого бы вы хотели сыграть на сцене?

- У меня есть мечта сыграть роль Сальери по Шефферу. Это очень мощный образ, там есть что поиграть. Лет двадцать тому назад шел такой спектакль - "Любовь дикаря". Самого дикаря играл заслуженный артист РК М. М. Токарев. Вот этого героя я бы тоже сыграл с удовольствием. Хотел бы сыграть горбуна из пьесы Гюго "Король забавляется". Пока, пожалуй, это все:

- Как вы относитесь к критике? Ведь, как мне кажется, творческие натуры, как правило, очень болезненно воспринимают негативные замечания по поводу своей игры:

- Я всегда прислушиваюсь к критике. Она нужна, как и похвала. Мы ведь здесь, в этом театре, как в своем соку варимся и можем просто забродить: Но критиковать тоже надо уметь. Ругать зачастую очень легко, а сказать что-то по существу: Для меня также важно знать, что критика эта направлена на то, чтобы актер работал над собой, что-то пересматривал, передумывал, а не на что-то другое: Да и в конце концов - сколько людей, столько и мнений.

- Всегда ли вы довольны собой?

- Нет, не всегда. Иногда, играя какую-то роль, я чувствую, что она похожа на предыдущую. Это меня больше всего гнетет. Это означает, что уже появились какие-то штампы, какие-то повторения, с которыми обязательно надо бороться. Начинаешь себя ругать - вот это не так, а это можно было и лучше сделать. А желание сделать лучше присутствует постоянно.

- А если вы почувствуете, что лучше просто некуда?

- Думаю, надо тогда уволиться... Кто-то из актеров уже это говорил, а я повторю, потому что абсолютно с этим согласен: надо играть так, чтобы каждый раз был как последний.

- Как вы считаете, может ли актер, который занят в основном в эпизодических ролях, достаточно полно выразить себя, раскрыться?

- Он обязан это сделать. Когда ты играешь большую роль, все, конечно, гораздо проще: в том смысле, что у тебя есть время. Когда же в твоем распоряжении лишь эпизод (а у меня как раз очень много эпизодических ролей), то непременно должен существовать какой-то мощный, запоминающийся всем момент. Допустим, в спектакле "Как важно быть серьезным" многим нравится момент, когда Сергей Погосян говорит мне: "Благодарю вас", а я отвечаю ему: "Благодарю ва-а-с, сэр:" (Дильмурад играет слугу. - Авт.). Это была помощь и подсказка Рубена Суреновича. Я ее принял и обработал. А вообще я сам ежедневно думаю о том, как найти что-то новое. Думаю, когда еду домой, когда ложусь спать: вот здесь надо попробовать вот так, а здесь - как-то совсем по-другому:

- Часто ли вы импровизируете и что для вас означает импровизация?

- Актер, безусловно, должен уметь импровизировать. Самое ответственное тут - не помешать этой импровизацией своему партнеру по сцене. Бывает, не произнесет актер фразу, без которой дальнейшая реплика неуместна, или произнесет какую-то другую - и собьет таким образом партнера. Но если уж все-таки отважился на импровизацию, то делать это нужно еще и крайне уверенно. Я лично импровизирую лишь в тех случаях, когда текст забываю: (Смеется.)

- А часто такое случается?

- Да нет, вообще-то нечасто. Недавно вот на спектакле "Уроки французского" моя партнерша не дала нужной реплики - забыла. И мне пришлось импровизировать:

- Какое качество в человеке может заставить вас от него отвернуться?

- Хамство. Если человек хамит окружающим его людям, он, как мне кажется, способен и на страшные вещи.

- Как вы можете вкратце себя охарактеризовать?

- Я - веселый, добрый, нерешительный. И еще я очень несобранный. Я всегда все делаю в последний момент. Но активно с этим борюсь.

- Считаете ли вы себя счастливым человеком?

- Да, наверное, я счастливый человек. Всего, чего я хотел добиться на данный момент, я добился. Да и как я могу быть несчастливым, когда вся жизнь еще впереди. Несмотря на то, что мой знак и год, в котором я родился (Близнецы и Коза), указывают на то, что я пессимист, мне все-таки кажется, я оптимист, потому что мне всегда хочется верить в лучшее.

А счастье - это встретить любимого человека и прожить с ним всю жизнь в любви и понимании. Когда-нибудь я должен же его встретить?

P.S.

Часы показывают шесть, а это значит, что мое время вышло и Дильмураду пора идти. Я чувствую, как ему не терпится поскорее приступить к работе, а потому, от всей души пожелав успеха, сама спешу к входной двери театра, чтобы занять место в партере и не пропустить начала.










Давайте дружитьв соцсетях

РассылкаТолько самое важное на ваш e-mail
* Пожалуйста, заполняйте это поле кириллицей.
Заявки, содержащие латинские символы, не принимаются.
   


  Покупка билетов
Приложение
для смартфонов и планшетов