29 ноября 2008 | Просмотров 2019 | Комментариев
Марина Ганцева: "Жизнь как предчувствие любви..."

"ИЗВЕСТИЯ КАЗАХСТАН" от 21 июля 2002 года


Марина Ганцева: "Жизнь как предчувствие любви..."


 Юрий КИРИНИЦИЯНОВ






Главная женская роль в хорошем спектакле - всегда событие. И в театр ходят потому, что хотят увидеть настоящую женщину. Такую, какой она должна быть. Как себя подает. Во что одета. Как разговаривает. Как любит, страдает, интригует... Актриса "лермонтовки" Марина ГАНЦЕВА играет настоящих женщин.


- Я считаю, в женщине должно присутствовать умение понимать всех, кто ее окружает. Конечно, к такой мысли приходишь не сразу, а лишь преодолев полосу препятствий, сомнений и испытаний. Только когда моя душа переболела, перестрадала, я могу делиться этой болью со зрителями. И только тогда они поймут меня...

Настоящая женщина должна не только понимать, но и любить - страстно и преданно, до умопомрачения. Настоящая женщина просто обязана быть влюблена. Или жить в предчувствии большой любви. Нужно всегда быть готовой к этой встрече.

Не так давно я встретила подругу, с которой мы были достаточно близки. А теперь я ее не узнала - руки опустила, глаза у нее погасли. Конечно, жизнь сегодня нелегка... Но нет, так нельзя.



- Однако выстоял" в этой жизни получается далеко не всегда. И не у всех...

- В телевизионной передаче "Чтобы помнили..." Леонид Филатов очень точно прослеживает актерские судьбы. На первый взгляд-шикарные, праздничные. А ведь за каждой - мужество, тяжелый труд, отчаяние и неверие в себя. Ты понимаешь, что в эти минуты просто не имеешь права выходить на сцену. Поэтому важнейший женский талант - это умение выстоять наперекор жизненным обстоятельствам.

Хорошо, если близкий тебе человек может в чем-то помочь, подсказать. Но чаще всего актриса в роли самой себя одинока. В конце концов, хороший муж может оказаться хорошим инженером, врачом, слесарем или пекарем, но ему неведомы сценические тайны.

Да что там говорить, если мой сын - студент и будущий журналист - заметил как-то: "Ну что ты дома-то убиваешься из-за роли? Театр - через дорогу, там и переживай".

Мне в жизни очень везло с друзьями. У меня есть заветная подруга Ира Лебсак. Тоже актриса, У нас не только общая гримерка. Но и общие заботы, переживания, взгляды на жизнь.

Я безмерно благодарна судьбе за встречу с народной артисткой Казахстана Нэльской. Не oo знаю, чем заслужила ее расположение и поддержку, но от глаз Лии Владимировны исходит столько добра! Она приметила меня в театральной студии, приходила, помогала, подсказывала...



- Ваши первые шага на профессиональной сцене...

- К нам в театр приехал московский режиссер, чтобы поставить пьесу "Вся надежда". Обычная для тех лет история про "трудных" подростков, про девочку Надю, которую оставила родная мать и воспитала приемная. Надя, Наденька, Надежда была еще та штучка: сквернословила, неважно училась. И, естественно, верховодила в девчачьей компании.

Так было по роли. А в жизни я всегда оставалась скромной и застенчивой.

Нужно сказать, что режиссер Ефим Кучер сомневался, кому предложить главную роль. "Ганцева ни в жизнь не справится с этой ролью", - убеждали его в один голос мои "лучшие" подруги.

Я услышала, выскочила в примерку, голову на руки опустила - реву.

И вдруг ощутила на затылке добрую и теплую ладонь. "Все у тебя получится, девочка, вот увидишь..." Это была Лия Владимировна. Она из тех, кто умеет оказаться в нужный момент в нужном месте.
м

- Ваша новая работа "Все в саду" Эдварда Олби удивительна. "Что, как не деньги, заставляет нас держать друг друга за глотку? По деньгам о тебе судят. И достоинство измеряется только деньгами", - говорит ваша героиня Дженни...

- Страшная история о том, как двое любящих людей в погоне за деньгами переступают через все. А ведь Дженни - заботливая мать и примерная жена. Но неожиданно для себя она становится "девушкой по вызову" в элитарном борделе. А муж ее Ричард, трудяга и домосед, оказывается, способен убить человека...

Сказать, что эта роль далась мне с трудом, значит ничего не сказать. Настолько была в нее погружена, что, переходя дорогу, все время боялась попасть под машину. На вопросы, адресованные мне, отвечала невпопад. Так хотелось добиться результата, сыграть женщину умную, ласковую, светлую, но попавшую в большую беду.

Трудно сказать, как закончит Дженни свою жизнь - в тюрьме, на электрическом стуле или вполне респектабельной бабушкой в окружении внуков. Но душа ее все равно будет в вечном аду - вот что я пытаюсь играть.

Мне очень хочется, чтобы Дженни не сломалась, чтоб пришла через страдания к очищению и раскаянию... Друзья говорили, что в финальной сцене у меня безумные глаза. В какой-то мере это происходит помимо воля...

Никогда не забуду свою соседку еще в старом доме. Она тоже актриса, только в другом театре. Был какой-то праздник, мы пили вино, ели торт. А рано утрем "звонок: "Муж умер!" Сорокалетний красавец, и вот - инфаркт. Боже мой, как она кричала, как билась в истерике. Я запомнила эти эмоции. И они пригодились. Мой мозг словно живет отдельно от меня. Работает: "Запомни, это запомни..." Видимо, есть в этом что-то иррациональное, отчего наша профессия порой кажется ужасной. Но и прекрасной одновременно.



- Как вы нашли себя? Как пришли в профессию?

- В моей жизни очень часто сказка переплетается с былью, сон с явью. Я окончила школу в 16 лет. И рванула в Москву. Мама мне верила без оглядки, потому и отпустила. Наверное, понимала, что театр - это мой единственный выбор. Я занималась в театральном кружке с 5-го класса. И Валентина Владимировна Луткова, мой первый педагог, благословила в дорогу. Но с первого раза не получилось.

Вернулась в Павлодар опустошенная, но не сломленная. Работала почтальоном. День тружусь, три занимаюсь в театральном кружке - во Дворце культуры тракторостроителей. Как-то из Алма-Атинского театрального института приехала комиссия. Пошли мы с подружкой пробоваться. Не приняли... Ну ладно, я только злее стала. И решимости прибавилось. А вскоре, как сейчас помню, сидим с мамой, пьем чай - звонок: мы, говорят, тут посоветовались и решили вас зачислить.

Приезжаю в Алма-Ату. Радостная, счастливая. И - как обухом по голове: мест в институте уже нет. Вот ведь какая жизнь! Как на качелях: то вверх, то вниз...

На мое счастье рядом какой-то мальчик оказался, сказал, что через месяц набирают студентов в школу-студию при Театре имени Лермонтова. И вот я бездельничаю целый месяц, гуляю по Алма-Ате и влюбляюсь в этот город. Понимаю, что не уеду отсюда никуда.

Наступает день экзамена. Его принимает мэтр - народный артист Юрий Борисович Померанцев: "Представьте, - говорит Юрий Борисович, - что вы прощаетесь со своим возлюбленным. И уже никогда не увидите его..." А я смотрю на пустой зал, на сцену. И одна мысль: "Господи, как же я хочу здесь работать!" От отчаяния, что меня не возьмут, я заорала благим матом: "Я люблю тебя!" И слезы на глазах... Члены комиссии, по-моему, не ожидали такой реакции. И приняли меня в студию. Видимо, все-таки судьба. И я ей безмерно благодарна. Здесь, в студии, мне привили трепетное ощущение к своей профессии, без чего она не имеет смысла.

...Я давно живу одна, сама воспитываю сына. Наверное, потому, что слишком поглощена театром. Я привыкла быть сильной, оберегать своего сына, защищать его.

Артем вырос добрым, вежливым мальчиком. Конечно, всегда мечтала, чтобы рядом был человек, с которым все бы строилось на взаимопонимании. Чтобы не погрязну в упреках, лишних разговорах. Я говорю о той невидимой ниточке, которую многие называют духовной связью, я говорю о "второй половинке", которую пока, увы, не встретила.

Я одиннадцать лет ездила с сыном на работу из алма-атинского пригорода. Час туда, час обратно. После спектакля мы выходили из театра, спускались до остановки "Детский мир" и отправлялись домой на автобусе. Артемка - дитя театра. Дремал за кулисами, делал уроки в гримерке. Только сейчас появилась уникальная возможность купить в кредит нынешнюю квартиру. Не поверите, два года назад я написала на листочке: "Хочу жить на проспекте Аблай хана, чтобы окна выходили на театр. Чтобы друзья, проходя мимо, видели свет в моем окне. И говорили: "Маринка дома. Надо бы зайти..."

Все совпало до мелочей.

Я так понимаю страсть моей Дженни к домашнему очагу! И потому играю ее самозабвенно и истово. Ее судьба во многом перекликается с моей жизнью. Но, слава богу, далеко не во всем...

В жизни мне тоже приходилось сталкиваться с самыми разными искушениями. Старалась не поддаваться.



- Что для вас - Театр?

- Театр - это главное. Все остальное подстраивается под него. Я веду в школе бакалавров специальный курс. По методике театрального института. Там у меня 11 классов - от второго до пятого. Мы разучиваем стихи, готовим литературные вечера. Сколько же "открытий чудных" я совершила! Сколько у нас талантливых детей! Я теперь уже не смогу без общения с ними, это ежедневный заряд энергией.

Маленькие артисты и артистки так стараются. Даже те родители, которые были настроены скептически, признаются, что не подозревали о театральных талантах своих чад. Конечно, не все выберут сцену. Но умение говорить, красиво двигаться, чувствовать... Это обязательно понадобится в жизни.

Сейчас у меня словно открылось новое дыхание. В моих детках - как я их называю - столько благородства, благодарности, любви. Отвечать любовью на любовь - наверное, это и есть счастье.

И еще. Я стараюсь научить хорошему русскому языку. Чтобы мои дети не просто разговаривали на русском, а "купались" в нем.



- В Лермонтовском театре много русской классики. Старшее поколение актеров к языку относятся с благоговением. А молодое?

- Обо всех, конечно, не скажу. Но, бывает, думаю: почему же мой коллега так не любит родную речь? Он не произносит, а проговаривает слова. А все эти "приколы" и "в натуре"? Как будто наждаком по содранной коже.

Помню, как резанула слух речь моих студентов на первом занятии. Что делать? Без конца поправлять, придираться? Но этим добьешься обратного эффекта. Перевернула груду материалов - по дикции, по культуре речи, перечитала Станиславского, многие вещи мне открылись заново. Как будто сдула вековую пыль с золотых монет, и они заблестели. Вскоре стала замечать, что моих студентов увлекает игра в "русский язык". Четкость мысли, ясность речи сделала нас единомышленниками.

Конечно, нам не хватает общения с русскими театрами. Была бы возможность поехать в Москву, я не вылезала бы из театров: МХАТ, Ленком, Малый...

Мечты, мечты... А еще я мечтаю хоть одним глазом посмотреть на Париж. Так много знаю об этом городе - о Монмартре, Елисейских полях, о Лувре. Одна из самых любимых ролей - в спектакле "Моя парижанка". Я, кажется, все знаю об этой стране, о ее культуре и традициях. А какие там женщины!.. Эти улыбки, этот шарм, этот шлейф духов.

А в общем - все хорошо. Хочу жить и живу в моей уютной квартире с окнами на театр. Еще бы изредка навещать любимый Париж!
Но, видимо, пока время не пришло, но когда-нибудь я еще увижу и Париж, и Лондон, и Рим, и Мадрид. И, конечно, Нью-Йорк, где блистала несравненная Мэрилин Монро. Я верю в мистические совпадения. Помню свое потрясение, когда узнала, что великая американская актриса умерла 4 августа 1962 года в 8 часов вечера. Именно в этот день и час я родилась. И, наверное, потому в моей мятежной и страдающей душе живет частичка Мэрилин...











Давайте дружитьв соцсетях

РассылкаТолько самое важное на ваш e-mail
* Пожалуйста, заполняйте это поле кириллицей.
Заявки, содержащие латинские символы, не принимаются.
   


  Покупка билетов
Приложение
для смартфонов и планшетов