29 ноября 2008 | Просмотров 2201 | Комментариев
Гастроли академического театра драмы им. М. Ю. Лермонтова. Доброе тепло старой комедии.

"ИНДУСТРИАЛЬНАЯ КАРАГАНДА" от 2 июля 1983 года


Гастроли академического театра драмы им. М. Ю. Лермонтова

Доброе тепло старой комедии.


 И. ЧИЖЕВСКАЯ






Классическая грузинская комедия Авксентия Цагарели "Ханума" живет долгой и счастливой сценической жизнью. Значительное время она была неизвестна русскому зрителю.

Свое музыкальное бытие она обрела с появлением комической оперы В. Долидзе "Кето и Котэ". И тогда неутомимая сваха Ханума шагнула на русскую сцену. Несмотря на то, что русский и грузинский варианты музыкальной версии имели значительные сюжетные различия - в одном Ханума-сваха, а в другом - преданная няня Котэ, другие имена героев и мотивировки их поступков, неизменным оставался главный герой пьесы - творческий дух народа. В этом и есть секрет постоянной зрительской любви к этому произведению.



Авторы нового русского текста Б. Рацер и В. Константинов внесли свою лепту в вариации на тему популярной комедии, приблизив ее к первооснове и очистив от множества наслоений. Это произведение знакомо карагандинским зрителям по постановке в театре музыкальной комедии. И вот - новая встреча с "Ханумой". Спектакль, созданный по этой пьесе, включил в свой гастрольный репертуар Государственный академический русский театр драмы имени М. Ю. Лермонтова.

Сюжет "Ханумы" выходит за рамки анекдотичной истории из жизни промотавшегося князя, желающего поправить свое финансовое положение за счет женитьбы, и конкурентной борьбы двух тифлисских свах. События пьесы переносятся то в серные бани, то на сверкающий всем красками восточный базар, и участниками этой истории становятся обитатели Авлабара - демократической окраины старого Тифлиса. Знак времени и места действия Тифлиса конца XIX века - кинто. С появления на сцене живописных разносчиков мелких товаров, хозяев знойных восточных улиц, острословов и добрых помощников - в час нужды - кинто и начинается спектакль - гимн никогда не скудеющему народному остроумию, народной щедрости и широты.

Оттого и сражение двух конкурирующих свах Ханумы (заслуженная атистка Казахской ССР Л. Нэльская) и Кабато (В. Зинченко) воспринимается как состязание народных искусниц в тонкостях ремесла.

Уже первое появление кинто в традиционных костюмах, в четком ритмичном танце "кинтаури", с веселой песней и откровенной театральной деталью - нарочито-балаганно приделанными "грузинскими" носами - определяет жанр и стилистику спектакля, где слиты воедино музыкальное, изобразительное и действенное начала.

Жанр произведения - водевиль ставит перед исполнителями сложнейшие задачи. Он соткан из парадоксов: легкий для восприятия, но трудный до "семи потов" для исполнителя; веселый, чуточку легкомысленный, но не терпящий к себе несерьезного отношения. И надо сказать, что постановочная группа спектакля "Тифлисские свадьбы" справилась блестяще с нелегкой для драматических актеров задачей. Выдержала чистота стиля, нигде не переступается черта того самого "чуть-чуть", которое превращает откровенный фарс в пошлость. Даже такие сцены, как драка двух свах на базаре или появление Ханумы в мужской бане, открывающие простор для комикования, сыграны с большим тактом и вкусом. И в этом заслуга, в первую очередь, исполнительницы роли Ханумы Л. Нэльской. Ханума в исполнении этой актрисы сосредотачивает в себе мудрость и юмор сюжета, определяет его смысл и решение. "Фигаро" в юбке, сочетающая в себе женское чутье и доброе сердце с незаурядными деловыми качествами, логику шахматного игрока с эмоциональностью женщины, она - воплощение яркой, самобытной, талантливой личности. Актриса превосходно владеет пластикой, и это помогает ей выстраивать четкий ритмический рисунок роли. Музыкальные номера не стали для исполнительницы непреодолимыми порогами - обладая небольшим голосом, она глубоко музыкальна и с легкостью и каким-то особым шиком поет в спектакле.

Соперница и преемница Ханумы - Кабато в исполнении В. Зинченко эффектна и элегантна. Хотелось бы пожелать актрисе большой наполненности образа. Ее сценический темперамент носит иногда только внешнюю форму, не затрагивая глубинные пласты роли.

Есть у водевиля и еще одна особенность, Он требует точной соразмерности, особо обостренного чувства локтя, ощущения партнеров, умения слышать остальных. И вот здесь два увиденные спектакля "Ханума" оказались неравноценными. Монолит актерского ансамбля спектакля, где роль князя исполнял заслуженный артист Казахской ССР Е. Попов, был значительно выразительнее, и это не могло не сказаться на темпо-ритме спектакля. Яркая индивидуальность другого исполнителя - народного артиста СССР Е. Диордиева не всегда вплеталась в канву спектакля. Думается, что ошибка исполнителя прежде Всего в том, что он иногда злоупотребляет акцентом и яркими, не всегда дозированными сатирическими красками.

Точное знание истории, культуры, языка, обычаев, нравов и особенностей национального характера - залог успеха при обращении театра к драматургии другого народа. И в этом плане несомненна удача исполнителя роли Акопа - Г. Балаева. Добродушная насмешка, деликатная ирония, здоровый юмор отличают точный национальный характер, созданный артистом. Ощущение легкости и непринужденности сопутствует каждому появлению Акопа на сцене. Он ярко и броско проигрывает каждую мелочь, каждую деталь, и потому так органичен и убедителен их дуэт с Ханумой.

Трудная задача сыграть маловыразительную, розово-голубую роль Котэ. Но молодой актер М. Токарев увлеченно и весело отдается театральной игре. К сожалению, это не всегда удается Г. Буяновой. Ее Соня, пылко и застенчиво, как и полагается девушке с Авлабара, влюбленная в своего бедного учителя, играется моментами без учета особенностей водевиля. И это идет вразрез с царящим в спектакле радостным притворством и лукавим розыгрышем.

В известной постановке "Ханумы" в БДТ Г. Товстоногов слил свое представление о грузинском народе с представлением о художниках, которые аккумулировали душу народа. К драматургии Цагарели и зрительному образу, созданному художником-самоучкой Пиросмани, он подключил поэзию Орбелиани. Постановщик спектакля "Тифлисские свадьбы" в театре имени М. Ю. Лермонтова - заслуженный деятель искусств Казахской ССР Р. С. Андриасян - решил спектакль в ключе бытовой комедии. Кинто, обрамляющие все эпизоды спектакля, делают его композицию кольцевой и завершенной. Добрым союзником режиссера стали художники Р. П. Акопов и Т. Д. Дидишвили. Задник, напоминающий яркое лоскутное одеяло, полуобъемные фигуры кукол, сидящих в окнах, несут образ единого дома, добрососедства окраины старого Тифлиса и сразу настраивают зал
на полушутливый лад. Музыка Г. Канчели пронизана юмором. Спектакль заканчивается, но остается чувство, что мы побывали в старой, веселой и мудрой Грузии. Такова волшебная сила истинного театрального историзма, которому подвластно чудо зрительского сосуществования сразу в нескольких временах - в прошлом и настоящем. И в этом - большая удача Государственного академического русского театра драмы имени М. Ю. Лермонтова.








Давайте дружитьв соцсетях

РассылкаТолько самое важное на ваш e-mail
   


  Покупка билетов
Приложение
для смартфонов и планшетов