24 апреля 2014 | Просмотров 907 | Комментариев
«Драма» в чистилище

Время

22 апреля 2014 г.

 

«Драма» в чистилище

Алик ШИК

 

Послание «с требованием веры и с просьбой о любви», которое «зачитали» актеры нашей Лермонтовки со сцены петербуржского театра «Балтийский дом», прозвучало столь пронзительно, что заставило зрителей достать платки. Критики же обсуждали спектакль «Отель двух миров» с холодным носом, воздавая должное актерскому мастерству и… ругая автора пьесы на чем свет стоит.

 

Академические театры презирают за траченный молью дух, дешевую эксцентрику, дурную декламацию, сценическую ложь, возведенную в правило… Отчасти эти обвинения справедливы – «дурные слуги есть в каждом доме». Однако классический театр едва ли не единственное место, где каждый из нас остается один на один со своей совестью. Друг, которого я однажды пригласил на просмотр одного репертуарного спектакля в «русскую драму», вышел из театра с красными глазами. «Никогда не думал, что буду плакать в театре - это же все про мою жизнь!» - признался он позднее.

«Лермонтовцы» в четвертый раз участвуют в традиционном международном фестивале театров СНГ и Балтии «Встречи в России». Не всякий раз мини-гастроли заканчивались триумфом: если в 2005 году авангардную постановку Игоря Пискунова «Танго» по пьесе Славомира Мрожека признали главной сенсацией фестиваля, то три года спустя чеховского «Дядю Ваню» в постановке Азербайджана Мамбетова акулы театроведения дружно послали в сад, разделав под орех многих заслуженных артистов.

Нынешний выбор фестивального блюда вызывал тревогу за хрупкую психику зрителя. Людей, привыкших ходить в Лермонтовку на легкие французские комедии за порцией мягкого антидепрессанта, сюжетная линия, побуждающая думать, в том числе и о пресловутом memento mori, едва ли вдохновит – скорее оттолкнет. Спектакль «Отель двух миров», поставленный в 2010 году Игорем Гонопольским при деятельном участии актрисы Натальи Долматовой, - особый коридор в репертуарной конструкции Лермонтовки. Поскольку он не так уж часто играется на сцене, следует напомнить, что же происходит в пьесе драматурга Э.-Э. Шмидта. В заведении (гостиница? санаторий? дурдом?) под неусыпным надзором двух молодых людей в белых одеждах и малоразговорчивого доктора С - строгой леди, прячущей глаза за темными стеклами очков, содержатся пятеро постояльцев. Лишь один из гостей заведения, новенький, не понимает, что это за странное место и при каких обстоятельствах он туда попал. Другие «пациенты» охотно ведут с ним беседы, и мало-помалу главный, условно, герой утверждается в страшной догадке: он попал туда, откуда есть только два выхода – на лифте, вверх или вниз. В мир привычный или туда, откуда еще никто не возвращался. Но даже если Жюльену Порталю, тридцатилетнему редактору, пережившему не просто клиническую смерть, но трансформацию мировоззрения, и посчастливится выйти из комы, он уже никогда не станет прежним. Любовь постучалась в его сердце, теперь он не один…

В Петербурге я смотрел этот спектакль впервые. Воистину, «большое видится на расстоянии»: стоило преодолеть по воздуху несколько тысяч километров, чтобы в полной мере оценить высоту сценографической мысли художника Сергея Мельцера. С первых секунд действия, когда огнедышащий лифт выплевывает, словно косточку, оглушенного и раздавленного героя (арт. А. Митнёв), твое кресло будто бы поднимается в воздух и грудь сдавливают невидимые привязные ремни. И ты в ужасе ждешь, чем же закончится этот полет…

«Это, пожалуй, первый спектакль в нашем театре, посмотрев который, я испытал невероятный «загруз», мозги буквально кипели, - признается директор ГАРТД, сам в прошлом актер Юрий Якушев. – Далеко не каждая постановка дает такую пищу для размышления, я считаю, этот спектакль должен посмотреть каждый».

Закаленных в боях питерцев экскурсия в чистилище не испугала. В антракте ушли только две старушки. А в финале многие утирали слезы. И аплодисменты были не формальные, как дань геополиткорректности, а честные.

На теплом декоре зрительской доброжелательности мне показалась странноватой оценка спектакля критиками. Казахстанцев искупали в прохладной вежливости. Отметив удачную сценографию художника Сергея Мельцера и высокий уровень актерского мастерства (и тут не погрешишь против истины: как мастера сцены - Т. Банченко, В. Гришко, Л. Осипова, С. Попов, так и младая поросль - К. Ермекова, И. Кельблер, И. Шилкин - работали в этот вечер, как на премьере, с полной самоотдачей), театроведы переключились на автора пьесы, которую единодушно сочли самой неудачной в творческомбагаже Э.-Э. Шмидта. «Это небольшая победа над пьесой, однозначной и архаичной, - полагает театральный критик из Санкт-Петербурга Алексей Пасуев. – Драматург подменил глубинные изменения нехитрым переключением образов». На прямолинейность драматургии (капитан очевидность) указал и его молодой коллега Евгений Авраменко: «Ходульность сюжетов свойственна всем текстам Шмидта». А Майя Романова («Радио России») заявила, что режиссер просто обязан был что-то придумать, коль уж драматург предложил ему «ужасно тривиальную историю».

Словом, критики сошлись во мнении, что Лермонтовка в этот раз привезла в Санкт-Петербург не фестивальный спектакль. С этим можно поспорить. «Отель двух миров» сравнили с телепостановками 80-х годов, но кто сказал, что это непременно со знаком минус? Я вспоминаю, как в 2002 году на том же фестивале «Встречи в России» зритель в ужасе драпал с авангардной «Анны Карениной-2», где выжившая под колесами поезда героиня Толстого предстала перед публикой одноглазой, в инвалидной коляске. Да, это были новые фестивальные формы, от которых дурно попахивало российскими телевизионными ситкомами. А бежал зритель – в «Ильхом», к Марку Вайлю, на «Свободный роман» по «Евгению Онегину». И, может быть, прав актер и режиссер Сергей Попов, когда говорит о том, что клиповая эстетика пытается залить своей кислотной жижей уже и театральные подмостки? Поющимвагинам и пляшущим андрогинам тесно в неприличных кварталах, они нагло лезут на большую сцену, претендуя на главные роли. Но «возбудит» это непотребство, откровенно говоря, разве что командировочных. Для этого есть пип-шоу. Перверсия, попирающая Терпсихору, возможно, и одержит формальную победу над чистым искусством. Вот только однажды на гастролях в Новосибирске к Рубену Андриасяну подошел зритель и поделился откровением: «Я давно не видел спектакль о человеке!». «Удивляйтесь в оценках!» - повелевает своим актерам хранитель традиций Рубен Суренович. И – как результат – они каждый раз удивляют. То, что очередной спектакль ГАРДТ им. Лермонтова был так сердечно принят петербуржцами, это только подтверждает.

 




Давайте дружитьв соцсетях

РассылкаТолько самое важное на ваш e-mail
* Пожалуйста, заполняйте это поле кириллицей.
Заявки, содержащие латинские символы, не принимаются.
   


  Покупка билетов
Приложение
для смартфонов и планшетов