12 марта 2014 | Просмотров 1500 | Комментариев
Зачем прилетает «Чайка»? Известный режиссёр – о юбилее, о классике и современности

Аргументы и факты - Казахстан

3-11 марта 2014 г.

Зачем прилетает «Чайка»?

Известный режиссёр – о юбилее, о  классике и современности

Юрий КИРИНИЦИЯНОВ

 

В прошлое воскресенье Государственный академический  театр имени Михаила  Лермонтова отметил своё восьмидесятилетний юбилей. Всё прошло просто великолепно. Корзины с цветами, поздравления от коллег по театральному цеху. И, конечно же, весёлый «капустник», в котором артисты с удовольствие пародировали самих себя. А накануне художественный руководитель театра, народный артист Республики Казахстан, лауреат Государственной премии Рубен АНДРИАСЯН встретился с обозревателем нашей газеты.


Знак счастливой судьбы

- Рубен Суренович, поскольку театр отмечает юбилей, то без экскурса в историю мы не обойдёмся. Тем более,  что он у вас как-то затянулся. Сначала в местных газетах писали о том, что 80 лет  театру исполнилось в 2013 году. А празднуете в начале марта 2014-го. Как это понимать? Объяснитесь с читателями…
     -Будем считать, что это небольшая театральная интрига. Дело в том, что первый русский драматический театр в Казахстане, от которого мы ведём свою родословную, появился в Семипалатинске, нынешнем Семее. Первый спектакль назывался  «Любовь Яровая». Это было 31 октября 1933 года. Ровно за пять лет до моего рождения. В чём я, безусловно усматриваю знак счастливой Судьбы. Затем театр практически в полном составе перебрался в Алма-Ату, которая  - напомню – за пять лет до этого события - стала столицей республики. 25 января коллектив театра представил зрителю пьесу «Страх».
    -Боюсь, что сегодняшнему читателю ничего не скажут ни фамилии авторов, ни их произведения. Можно их можно осовременить – с учётом новых реалий?
- Увы… Это советская классика. И она канула в лету вместе  с социализмом. Александр Афиногенов написал  пьесу в 1930 году. Как тогда писали о «становлении социалистической нравственности». Константин Тренёв изваял свой шедевр чуть раньше – в 1926 году. Опять же буду использовать стилистику советских театральных энциклопедий – это «героическая драма о гражданской войне, социально-историческое обобщение рождённых революцией нравственных конфликтов». Как вы понимаете, сегодня мы знаем чуть больше и о революции, и о гражданской войне. И уж тем более о «нравственных конфликтах». Если бы и нашёлся чудак, который захотел  «осовременить» эти спектакли, они бы продержались на сцене максимум  пару месяцев. К слову, в роковом сорок первом Тренёв получил за «Любовь Яровую» Сталинскую премию. Но покорять эти вершины социалистического реализма мы не станем. Показательно другое. История горазда на грустные парадоксы. «Страх» - в этом состоянии тогда жила  страна. Горькая символика, если хотите. А в 1937 году в театре давали пьесу  пролетарского писателя Максима Горького. И называлась она «Последние». Афиша напечатана на бумаге в «клеточку». Она сохранилась. Я держу её у себя в кабинете. Человек с маломальским воображением разглядит в ней тюремную решётку. Людям нашей профессии  нелишне помнить русский фольклор и пословицы народа…
- Вы про тюрьму и суму?
- Про них самых. Не думаю, что эти времена вернутся. Просто сегодня, в эпоху первоначального накопления капитала «господам актёрам» живётся непросто. Наверное, не слишком лучезарное интервью у нас получается?
 
На стыке веков, на сломе эпох

- Да нет, нормально. Человек, который заварил всю эту кашу с социализмом, тонко заметил, что юбилеи – прекрасный способ поговорить о наших недостатках и проблемах. За точность цитаты не ручаюсь. Но смысл именно такой. Лично  меня в сочетании «Государственный академический театр имени М. Лермонтова» больше всего интересует слово «русский», что объяснимо. Я русский журналист. И работаю в русскоязычной газете. Поэтому поговорим о русской классике. Вы как-то говорили мне о том, что город наш разноликий, многоязычный и поликонфессиональный. И поэтому русская классика успехом не пользуется. И тем удивительнее, что вы её неустанно продвигаете…
- Как говорится, с упрямством, достойным лучшего применения. Ну а если говорить серьёзно… Что нас заставляет обращаться к ней вновь и вновь? Прежде всего, это качество «материала». Долго не сходил со сцены Александр Сухово-Кобылин, его «Свадьба Кречинского». А ведь драматург умер 101 год назад. Четыре сезона выдержал «Расточитель»  Николая Лескова. Долго шла у нас комедия  «Нахлебник»  Ивана Тургенева, в котором играл наш легендарный Юрий Померанцев – дай Бог ему долгих лет жизни. (Напомню, что это произведение в своё время реакционная  критика расценила как пасквиль на русских дворян. Царская цензура запретила его). На Юрие Борисовиче, нашем неподражаемом ветеране, во много держался и «Иванов» Антона Чехова. Этот спектакль  увы, сошёл со сцены. А вот «Вишнёвый сад» идёт. И весьма успешно. Зрители тепло воспринимают его. Одним словом, не может быть русского театра без русской классики. Поэтому в этом году я собираюсь поставить «Чайку», которая принадлежит перу великого Антон Палыча. А мой коллега Андрей Кизилов  будет работать с «Ревизором».
- Можно поставить «Чайку» как обычно. Кринолины. Томные взгляды. Долгие разговоры о смысле жизни под самовар. А можно осовременить. Пусть Нина между разговорами делает стриптиз. Или, на худой случай, пляшет канкан вместе с Аркадиной. А Треплев  с Тригориным курят марихуану…
-Спасибо за совет. Обязательно учту. Но «Чайку» я поставлю абсолютно новаторски. То есть без ненужного выпендрёжа. Знаете, ведь один и тот же текст можно произнести по-разному. К примеру, классическое стихотворение Владимира «Маяковского «Я знаю: город будет. Я знаю: саду цвесть!». То есть, торжественно, как с трибуны. А можно так, что всем станет ясно: и сады завянут, и  «такие люди» до прекрасного далёка не доживут. Да и страны советской не будет. При этом изменяется точка зрения. А она у каждого из нас своя. Но главное в классике, чтобы возникли ассоциации с современностью…
- Что можно сказать нового в «Чайке», которая была поставлена в  октябре 1896 года в Мариинском театре Санкт-Петербурга и с тех пор её играли бессчётное количество раз в русских и зарубежных театрах – от Америки до Австралии? Страдания  актрисы, которая, скажем так, достигла определённого возраста…
- Чем меня привлекла эта пьеса? Совпадения с современностью  потрясающие. Герои Чехова живут на стыке веков, на сломе эпох. И мы тоже. Они не знают, как приспособиться к новым временам. И многие из нас тоже.
-У Чехова вырубают вишнёвые сады. У нас яблоневые…
- Примерно так. Когда это нечто найдено, классика становится сегодняшней историей. Но в «Чайке» главное не терзания актрисы. Не согласен! Дело не в Аркадиной. А в том, что два молодых человека, две творческие личности, Нина и Треплев, задыхаются от окружающей их действительности.
-Будете критиковать самодержавие?
-Да чихать я хотел на самодержавие! Почему сегодня современна тема искусства? Посмотрите: в Алма-Ате довольно унылая театральная жизнь. Мне как руководителю ведущего театрального коллектива должны наступать на пятки. А у меня пятки целые.
-А разве «Артишок» не наступает?
- Нет. Там свой зритель, особенный. Да и что может один «Артишок»? Он погоды не делает. Посмотрите, сколько театров в Москве? Как грибов после дождя. А у нас преимущественно государственные
театры. Они нужны. Но если мы будет конкурировать, сражаться за зрителя с театрами частными, возникнет совершенно другая картина. Помните, был  в Алматы такой театр - «Бенефис» Володи Назарова. Очень хорошо начинали. Но у спонсора кончился кураж. А затем и деньги. И Володя вместе с некоторыми единомышленниками-актёрами перебрался в Россию, в небольшой город Елец в Липецкой области. И всё бы хорошо. Но сейчас там это просто городской театр, каких в России тысячи. Но никак не «Бенефис». Для нашего города, для его культурной жизни это была потеря, о чём я до сих пор искренне сожалею.

На зеркало неча пенять…

-Вы хотите сказать, что молодые люди «задохнулись» от окружающей среды? Параллель с «Чайкой»?
-Мой молодой коллега пытался в своих интервью придать делу политический окрас, с чем я не согласен. Такие истории случаются не только в Казахстане, и не только в театре. «Молодым у нас дорога», как пелось в советской песне. Это так. Но она не усыпана розами. За неё надо бороться, сражаться. И далеко не у всех на это есть силы.
- Допустим. Но «Ревизор»? В России да и в Казахстане народ не слишком любит чиновников. И они  во все  времена дают для этого чувства немало поводов. Известно,  что  на премьере комедии от души  смеялся сам государь. Николай Первый с удовольствием увидел «свиные рыла» своих подчинённых. Благодаря этому обстоятельству  пьесу  и разрешили  к постановке. Но что можно сказать об этом сегодня? Повторить тему в десятый раз, в сотый? Но когда в миллионный…
-Так ведь тема себя не исчерпала! Если бы ко мне пришёл автор и сказал: «Я написал на эту тему пьесу!». Так ведь знаю. Не придёт. И не предложит. Однажды меня – в присутствии главы государства – упрекнули: «Почему вы ставите классику? Где спектакль на современную тему? Скажем, о борьбе с коррупцией?» На что я возразил: «У государства есть механизмы по борьбе с коррупцией. Хотя оно здесь не слишком-то преуспело. А у меня задача другая. Я хочу заглянуть этим шустрым ребятам в глаза и ненавязчиво поинтересоваться: «У вас совесть есть?» Я должен взывать к совести, к добру, к любви к ближнему. То есть «чувства добрые» пробуждать театральной лирой.





Давайте дружитьв соцсетях

РассылкаТолько самое важное на ваш e-mail
* Пожалуйста, заполняйте это поле кириллицей.
Заявки, содержащие латинские символы, не принимаются.
   


  Покупка билетов
Приложение
для смартфонов и планшетов