13 июля 2015 | Просмотров 538 | Комментариев
Звезда и смерть «Нашего городка»

Today.kz

от 26 марта 2015 года

Звезда и смерть «Нашего городка»

Ольга МАЛЫШЕВА

 

«Наш городок» Торнтона Уайлдера в алматинском театре имени Лермонтова поставил литовец Линас Зайкаускас. Это была третья попытка режиссера обратиться к пьесе титулованного американского драматурга – за последние десять лет «Наш городок» в интерпретации Зайкаускаса видели в Киевском академическом театре драмы и комедии на Левом берегу Днепра и Республиканском академическом русском театре драмы Башкортостана. В алматинскую «лермонтовку», судя по всему, режиссер приехал с целью поставить ровно такой же спектакль, какой был представлен зрителям в Киеве и Уфе.

Наверное, стоит принять за аксиому общность мыслей Уайлдера и Зайкаускаса – слишком тщательно режиссер следует замыслу драматурга, практически под диктовку выполняя указанное в ремарках. Декораций нет – сделано, реквизита нет – сделано, элемент интерактивности – сделано. Стоп.

«Наш городок» строится по принципу действия внутри действия. В качестве персонажа драматург ввел в пьесу рассказчика, которого назвал «Помощник режиссера» и который выступает в качестве посредника между залом и основными героями. Помощник режиссера общается одновременно и с жителями «городка», и с публикой, и здесь случается конфуз. Потому как ни лермонтовские артисты, ни лермонтовские зрители не привыкли к интерактиву, и в случае, когда нужно строить диалог, обе стороны чувствуют себя страшно скованно. Человек в зале не смог бы ничего сказать, человек на сцене не смог бы в случае чего парировать, и в итоге получается, что заявленный прием не сработал. А был ли смысл его заявлять?

Вообще возникает вопрос к постановщику, который с таким упорством в разных городах и с разными труппами ставит одну и ту же пьесу (кстати, «Наш городок» - не единственный дубль в биографии Зайкаускаса). Особенно когда речь идет о произведении заметно устаревшем, но так и не ставшим классикой мировой литературы. «Наш городок» сложно назвать «вечной» пьесой, несмотря на то, что Уайлдер пытается затронуть в ней «вечные» вопросы. Размышляет о ценности жизни и неизбежности смерти драматург в контексте времени и пространства, в которых жил, и тем больше поражает режиссер, безапелляционно принимающий текст пьесы, как букву закона, и декларативно, пропагандистски навязывающий его зрителю как истину в последней инстанции.

Основным приемом в своей работе над пьесой Уайлдера Зайкаускас назвал гиперреализм. Если рассмотреть этот термин в контексте актерского труда, то для труппы классической школы это будет значить такую манеру, какую молодые киношники презрительно называют «театральщиной», а возрастные театралки – «отличной актерской игрой». Так вот, складывается ощущение, что режиссер не то не захотел, не то не смог работать с актерами. В «Нашем городке» крайне предсказуемый каст, никто не вышел за пределы возможностей и даже за пределы амплуа. Вместе с тем, работа труппы вызывает минимум вопросов – со своей задачей (она ведь наверняка была, эта режиссерская задача) справились в разной степени все. Кто-то, как, например, исполнители главный ролей Ирина Кельблер и Дмитрий Багрянцев, вложил больше сил и энергии в спектакль, и это было заметно, кто-то – по мере возможностей или желания – меньше. Как бы то ни было, изобразить реальность на театральной сцене режиссеру не удалось, больше того, вообще не ясно, зачем к этому было стремиться, если сам драматург через каждые несколько строк напоминает зрителю, что тот всего лишь смотрит спектакль.

Больше всего стремление Зайкаускаса к реализму раздражает в третьем действии (если кратко, в первом действии показаны будни города, во втором – праздники, в третьем – сюжет переносится «на тот свет»), когда героиня, скончавшись, встретила на кладбище своих покойных родственников и захотела вернуться назад к родственникам живым. Да, актриса Ирина Кельблер превзошла себя по степени эмоционального надрыва, но так ли необходимо стремление к достоверности в моментах, где речь идет о мистике? Режиссер выглядит в этой ситуации булгаковским поэтом Бездомным, у которого Иисус получился «ну совершенно как живой».

Если определять спектакль «Наш городок» одним словом, то это слово будет – дисгармония. В попытке авангардного сочетания несочетаемых манер, ритмов, образов, звуков режиссер не добился видимой целостности. Впрочем, вполне можно допустить что внутренние, тайные, сакральные цели Зайкаускас реализовал. На протяжении всей постановки не оставляет ощущение, что режиссер пытается донести до зрителя собственные мысли, собственную мораль, но делает он это слишком неочевидно и слишком глубоко уходит в себя.

Линас Зайкаускас поставил «Наш городок» не в то время и не в том месте. Для того, чтобы быть произведением искусства, спектакль слишком оторван от реальности, для того, чтобы стать исключительно зрительской постановкой, он чрезмерно авторский. Поэтому публика с «Городка» уходила, не дождавшись финала, уже на премьере, и, по всей видимости, будет продолжать уходить. Это, к сожалению, значит, что у постановки будет недолгая жизнь, что, безусловно, печально, потому как, несмотря на все недостатки, у «Нашего городка» есть несомненное достоинство – он для лермонтовки все-таки очень нетипичный.




Давайте дружитьв соцсетях

РассылкаТолько самое важное на ваш e-mail
* Пожалуйста, заполняйте это поле кириллицей.
Заявки, содержащие латинские символы, не принимаются.
   


  Покупка билетов
Приложение
для смартфонов и планшетов