7 ноября 2014 | Просмотров 809 | Комментариев
Визит драмы

"Россия" (г. Москва)

Ноябрь 2014 г.

Визит драмы

Алик ШИК

 

Загнанные в рамки «правильной» драматургии сибиряки на гастролях русского театра из Казахстана отогрелись душой на французских комедиях.

 

Подсвеченный лифт ожидал уборщицу, но она почему-то не торопилась в него заходить. Простовато одетая дама подкрашивала губы и как будто пыталась сфотографировать в памяти последние секунды пребывания на этаже. Наконец, она шагнула в замкнутое пространство и пожелала миру всего самого доброго. Лифт умчал Мари туда, откуда еще никто не  возвращался. Вслед ей летели женские всхлипы. Зажегся свет – и проявились лица зрителей, ожесточенные или влажные от слез, но с общим выражением сострадания. В антракте к главному администратору подошла женщина со словами: «Господи, как бесподобно, как гениально играла актриса, которая только что умерла!» Актрисе Ларисе Осиповой долго не решались передать этот отзыв...

«Отель двух миров» по пьесе Э.-Э. Шмидта – один из лучших спектаклей русского драматического театра имени Лермонтова из бывшей столицы Казахстана. Он, скорее, актерский, нежели режиссерский, постановка напоминает телеспектакли 80-х годов, в которых беседы и являлись действием. Тем не менее, после этого спектакля трудно уснуть. Достоинство текста подкрепляется предельно честной актерской работой. Это отмечали критики нынешней весной, во время фестивального показа на площадке петербуржского «Балтийского дома», в рамках традиционного парада русских театров зарубежья. А в сентябре «Отель» временно, на пару суток, переехал на уютную сцену Омской драмы. Ровно десять лет назад алматинская труппа уже привозила сюда четыре спектакля, в этот приезд их было уже восемь. Большие обменные гастроли – событие неординарное для каждого из городов. Местные жители с уважением наблюдали за разгрузкой нескольких фур с декорациями и реквизитом – чай, не антреприза какая-нибудь. Все чинно, благородно, по-старому. Омск – театральный город, видавший виды. Считается, что здешний драмтеатр – один из самых сильных в России. Примечательно, что на «Отель двух миров» в Омске еще за сутки до представления было продано чуть меньше половины билетов. «Это провал!» - читалось на взволнованных лицах администраторов. Очевидно, аннотация, авторы которой напустили потустороннего тумана, отпугнула публику. Но уже после первого гастрольного спектакля – «Визит дамы» по пьесе Ф. Дюрренматта – кассы осаждали, как колбасные лавки в дни августовского путча. Алматинцы в первый же вечер доказали, что приставка «академический» в названии театра не означает «нафталинный», да и сам репертуарный театр не следует воспринимать как «уходящую натуру». «Визит дамы» был обставлен, так сказать, по евростандарту: свет и звук класса hi-fi, сценография – почти что шоу Киркорова, массовость сцен – масштаба «Ленкома»: в постановке занята почти вся труппа, больше 30 человек, и даже "вечно молодые, вечно пьяные" (шутка) монтировщики изображают на сцене развеселых жителей города Гюллена.

Собственно, сегодня репертуарная политика «Лермонтовки» (так театр принято называть в Казахстане) строится по принципу «каждому по потребностям». Любителям классического, в самом лучшем значении этого слова, театра придутся по вкусу филигранно-ювелирные постановки народного артиста Казахстана Рубена Андриасяна (это своего рода Товстоногов в южной республике, аксакал и мастер сцены, 30 лет стоящий на капитанском мостике большого театрального корабля). Есть откровенно коммерческие постановки вроде «Пижамы на шестерых» и «Двери хлопают». И есть три крепких, качественных, ярких спектакля, которые делают сегодня кассу Лермонтовскому театру. У всех у них один автор – известный российский актер, голосом которого в отечественном кинопрокате говорят персонажи Аль Пачино, Энтони Хопкинса и Джека Николсона. Владимир Еремин – воспитанник «Лермонтовки». В начале 2000-х он вернулся в прежние места в качестве очередного режиссера. И хотя на алматинской сцене творили такие звероящеры, как Роман Виктюк, именно репетиции Еремина артисты вспоминают с ностальгической слезой.

Без «Чудиков» упомянутого уже Еремина – инсценировки рассказов Василия Шукшина, - невозможно представить гастроли в российской провинции. Это был беспроигрышный ход.  Тот случай, когда театральная постановка воспринимается как кинофильм. В ней отсутствует маломальская наигранность. В «Чудиках» попросту нет тех раздражающих факторов, которые обычно вызывают отторжение у зрителя: форсированной мелодекламации, беготни по сцене, заламывания рук и прочих чисто театральных «примочек». «Все о человеке, все ради человека» - принцип, возведенный в абсолют властной режиссерской рукой Андриасяна.

Как раз после «Чудиков» казахстанский театр приобрел преданного поклонника в лице местного православного священника. Батюшка этот со своими чертенятами – гроза сибирской Мельпомены. Будучи, по совместительству, членом Союза писателей России, он «выпекает» рецензии, как булочки, и клеймит в них блуд и непотребство в постановках местных омских театров. Театральные деятели бегут врассыпную от его писательского кадила, как бес ладана. Однако, посмотрев «Чудиков», духовная особа преклонила колени и благословила отроков божиих, исполненных благодати. Особенно потрясла священника бесхитростная игра молодой актрисы Анастасии Темкиной – в «Чудиках» она изображает юродивую девку, которая на протяжении всего действа пляшет, гримасничает, являя собой немое воплощение несовершенства мироустройства, а в финале звонким голосом юной пионерки читает известный монолог из «Мертвых душ» Гоголя – о птице-тройке… Правда, батюшка (недаром он белый священник) не смог устоять перед женскими чарами и после спектакля все допытывался у актеров: а правда ли у одной из главных героинь, белокурой Валентины, ВСЕ настоящее? Словом, проявил интерес не только к содержанию, но и формам…

Как ни парадоксально, наибольшим успехом у омичей пользовались не авангардные постановки для камерной сцены с тонкими психологическими поединками вроде «Малых супружеских злодеяний», а французские комедии, которые во всем мире собирают кассу, и только на постсоветском пространстве считаются низкопробными. «Леша! Ты не поверишь – зал лежит под креслами! «Пижама на шестерых» всех порвала!» - кричала за кулисами главный администратор «Лермонтовки» Елена Дианова завлиту Алексею Гостеву, нервно меряющими шагами квадратные метры театрального буфета. Следует добавить, что, по свидетельству кулуарных сплетников, главный режиссер Омской драмы Георгий Цхвирава пришел в ярость, узнав, какой репертуар везут в ЕГО театр алматинцы: «Что?! На нашей сцене – Куни и Камолетти?! Да как они посмели! Да наши зрители проголосуют ногами против!». Они и проголосовали… в горизонтальном положении, в пароксизме восторга. Видать, перекормили сибиряков «правильной» духовной пищей, коль у них возникла потребность в остро-соленой-перченой кухне. И даже те критики, которым не по нраву подобного рода драматургия, признавали, что казахстанским артистам удалось не уронить Куни до ватерлинии Бенни Хилла, но возвысить его до изящества парадокса «Монти Пайтон».

… Год назад у «Лермонтовки» уже были большие ответственные гастроли – не где-нибудь, а в Москве, на площадке легендарного МХТ имени Чехова. Открывались они, ни много ни мало, «Вишневым садом». «Мы совершаем здесь акт наглости», - пошутил на пресс-конференции в ИТАР-ТАСС Рубен Андриасян. Столичные театралы испытали глубокое удовлетворение и от этого, и от последующих актов. А мхатовские билетерши, переходя на шепот, признавались алматинским артистам: «Вот у вас настоящий Чехов, а у нас дурак какой-то».

Сибирские морозы, в которые по долгу службы попали теплолюбивые казахстанцы, с лихвой компенсировались пылом и жаром сердечного приема. Омичи удивили и даже растрогали лермонтовцев тем, что после каждого спектакля у служебного входа выстраивались депутации. Гостям с юга лестно было на мгновение почувствовать себя Маковецким, Хаматовой и другими звездами эпохи. Мужчин-актеров прижимали к груди, дамам целовали руки. Просили автографы. Болтают, что и романы короткие случились, с последующими стихотворными истериками в соцсетях. На официальном сайте театра появилась запись: «Лермонтовский театр... что же вы со мной сделали? Жила себе... не знала вот такой красоты! Вы невероятные. Вы уже любимые, вы настоящие, вы лучшие. Оставайтесь навсегда. Море эмоций, мне невероятно жалко, что скоро вы уедете, и станет невероятно пусто!!! ЛЮБИМ!!! БРАВО!!!!!!»




Давайте дружитьв соцсетях

РассылкаТолько самое важное на ваш e-mail
   


  Покупка билетов
Приложение
для смартфонов и планшетов