Меню
  • Просмотров: 5 617

в образе фото

 
 
 

немного о себе интервью

 

- Евгения Марковна, где вы начинали актерскую карьеру, на какой сцене?
- Во время учебы в институте мы играли свои дипломные спектакли в учебном театре на базе ГИТИСа. Там я познакомилась с директором и играющим актером Фрунзенского драмтеатра Ангаровым. Он так меня уговаривал! "Если ты не увидишь Среднюю Азию, то ты вообще ничего не увидишь, - говорил он мне. - Киргизия - это потрясающий край: цветущие сады, арыки. Бульвар Дзержинского во Фрунзе занимает второе место после Елисейских полей по красоте. Там шашлыки по 15 копеек!..". Я не могла отказаться.
Когда ехала на поезде во Фрунзе, мне снились верблюды, летающие и грациозные - настолько я была очарована его рассказами. Там и вправду было хорошо. У меня было много хороших ролей: Асель в постановке по Ч. Айтматову "Тополек мой в красной косынке", Вера в "Обрыве", Беатриче в "Много шума из ничего", Маша в "Кремлевских курантах". В спектакле "Жаркое лето в Берлине" (Д. Кьюсак) моим партнером был Валерий Приемыхов - тогда начинающий артист, а теперь известный режиссер и киноактер (помните "Холодное лето 53-го года"?). Я просто вела репертуар. Есть люди, которые помнят те мои роли до сих пор.

- А потом из Средней Азии вы переехали в Центральную…
- Я проработала в Бишкеке (конечно, во Фрунзе, но сейчас это Бишкек!) 3 сезона - с 1969 до 1972 года. Потом мы поехали на гастроли в Алма-Ату, меня заметили и пригласили работать в театр Лермонтова. Так сложилось, что в Бишкекском театре сменилось руководство - ушел художественный руководитель, которого я очень любила - Пучкин Вадим Иванович … Поэтому я согласилась, не раздумывая.

- Какие спектакли из вашего внушительного репертуарного прошлого запомнились больше других?
- Хорошо помню свою самую "страшную" роль - Матрену в спектакле "Власть тьмы". Там моя героиня заставляла своего сына убить ребенка. Я в жизни на муху лишний раз не замахнусь. А на сцене должна была выглядеть убедительной не только для "сына", но и для зрителя. Душевно это очень больно и тяжело. В "Трех мушкетерах" играла Анну Австрийскую. Это был такой забавный спектакль, там было столько смешных находок! Король со второго этажа звал меня: "Аня! Аня!". А когда мы с Виталием Гришко, который играл герцога Бэкингема, танцевали марлезонский балет, я раздевалась до кружевных штанишек (при этом оставалась в парике и с высоким воротником) и ставила жесткую нижнюю юбку рядом на пол. Высшим проявлением любви у нас с Виталиком было, когда наши руки слегка касались кончиками пальцев - при этом нас било током.
"Фантазии Фарятьева". Я играла Александру, возлюбленную Фарятьева в блестящем исполнении Геннадия Балаева. Гена, человек, в общем-то, сдержанный, ироничный, во время этого спектакля плакал, когда говорил о звездах. И это потрясало.
Помню, готовили спектакль "Живи и помни" по А. Распутину. Я там играла старушку. Пришла на репетицию в белом брючном костюме, стройная, цветущая. Репетируем. Я по ходу действия "проклинаю" неверную сноху - шамкаю, как беззубая, ни одной буквы толком не выговариваю: "Гошподи-и, да накажи ты ее!". Так что в молодости играть старух очень даже интересно.

- Вы согласны с расхожим мнением, что актер должен уметь играть все? Должен быть на сцене всем, кем захочет режиссер: и певцом, и танцором, и музыкантом?..
- Самое смешное, что, не имея никаких музыкальных талантов, я пела романсы под гитару в спектакле "Пять романсов в старом доме". А в постановке "Тоот, другие и майор" играла проститутку, которая пела "зонг" и играла на барабане! Помню, для моей Аркадиной в "Чайке", режиссер придумал цыганский романс, которым я открывала спектакль... Мне всегда страшно везло: на сцене удавалось как-то сглаживать, вуалировать свои вокальные изъяны.

- Считаете ли вы, что постигли свою профессию до конца?
- Нет, конечно. Ее невозможно постичь до конца. У актера после каждой роли, даже очень удачно сыгранной, всегда остается еще одна открытая дверь. Сколько в жизни происходит событий, перемен, столько же возможностей на сцене: исходя из другого персонажа, другого опыта, другой эпохи, мыслей, характера.
Актер никогда не бывает доволен: Если он мало занят, он думает, что его не ценят, не признают его таланта. Если он много занят, жалуется, что ему тяжело, что у него нагрузки. А когда ролей ни много, ни мало, хочет быть ведущим артистом…
Я воспитала себя изнутри. Я понимаю, что еще много могу, но если так складываются обстоятельства - буду играть то, что дают. Я - актриса лирического плана. Получается, все мои нынешние роли - на сопротивление. Но дело даже не в том, кого играешь: старую или молодую, красивую или глупую - дело в образе, в характере.

- Нравится вам преподавать?
- Да. Я очень люблю детей. Общение с детьми - это самое прекрасное. Я давно преподаю. Еще когда во Фрунзе работала, давала уроки фехтования. Сейчас преподаю сценическую речь в Академии искусств - веду занятия у пяти разных курсов. Это одна из главных дисциплин у будущих актеров и режиссеров. У меня болит душа за речь. Когда я училась, на радио, на телевидении, в театре не было ни одного человека, который бы говорил неправильно. Куда все это ушло? Сейчас с экранов телевизоров, из радиоприемников - сплошной говор. Неправильные ударения, неверные окончания.
Сценречь - очень сложный предмет. Столько всего надо знать, чтобы быть хорошим специалистом. Я прочла много учебников по речи: они все такие сухие! И решила составить свое пособие. Открываем первую страницу: "Мой милый человек! Открой сомкнуты негой взоры! Вспомни, что ты студент театрального института - будущий режиссер, актер, человек уникальной профессии…". И все в таком же духе. У меня упражнения звучат так, предположим: "Положи на живот руку, книжку или кота. Сделай вдох, на счет 10 - выдох. Не спугни кота". На занятиях даю такие упражнения, чтобы дети как можно чаще произносили "трудные" слова. Тогда они чему-то учатся.

- Как строите отношения со своими подопечными?
- Мои ученики - это мои дети. Мы можем и поспорить, но это не значит, что мы в плохих отношениях. У каждого свой характер. Актер - лидер по натуре. Поэтому трения неизбежны. Наши отношения основаны на равенстве - мы друзья, мы товарищи. Просто я в чем-то опытнее их, где-то что-то знаю больше… У нас на занятиях идет нормальное человеческое общение.
Сейчас в некоторых спектаклях выхожу на сцену вместе со своими студентами, играю в постановках моего ученика Володи Молчанова. В театре работают многие мои студенты с разных курсов. Мой первый "выпускник" - Игорь Личадеев. Когда его после института приняли в театр, он сразу стал моим партнером по сцене: в сказке "Василиса Прекрасная" я играла Меланью, а он - моего жениха Егора. Мои ученики, работающие в нашем театре, - это и Маша Кацева (Покровская), и Таня Эйнис, Лариса Паукова, Виталик Багрянцев, Наташа Самойлова… Очень многие! Я не забыла ни одного. С самого первого выпуска. Я их всех помню и люблю.

- Какое самое главное напутствие хотели бы дать своим ученикам - будущим и начинающим артистам?
- В театр берут лучших из лучших. И человек, которого взяли, справедливо считает: раз меня пригласили, я должен играть самые лучшие главные роли. Но … в спектакле 2-3 главные роли. Иногда - одна. А актеров - 40-50 человек. Каждое распределение ролей - это стресс, которому каждый артист подвергается 5-6 раз в году. Надо уметь пройти через это, не озлобившись, не возненавидев более удачливых своих коллег. Тогда ты будешь не просто артистом, а Человеком. Хорошим человеком. А это непросто.